?

Log in

No account? Create an account

wrap up 2012

как обычно и довольно поздно подвожу итоги 2012. это был удивительный год - он был наполнен ожиданием и звонкой пустотой. такого бессмысленного года давно у меня не было. все 12 месяцев я жила от звонка до звонка и даже не замечала как проходили дни, недели, месяцы. весь год был наполнен ненужным ожиданием, которое, как и следовало ожидать, ни к чему не привело. было очень одиноко и очень часто неприятно. в голову лезут только негативные воспоминания, хотя, наверняка, было и что-то хорошее. только вот что? совсем не могу вспомнить. короче говоря, не хочу я еще одного такого 2012. если вспомню что-то хорошее за 12 месяцев, напишу, а пока как-то так.   
как же хуево. даже не знала, что так бывает.
Вчера за завтраком мы обсуждали необходимость и желания подведения итогов года и составления новогодних постановлений. Я вспомнила, что совершенно пропустила 2010г., а сегодня нашла старые записи:
«2010 wrap-up
Проблемы с памятью: совершенно не помню с чего начался 2010, что было летом и чем все это закончилось. Удивительно! Перечитала записи за 2010 и с ужасом обнаружила, что они заканчиваются в апреле, где уже были явные перепады настроения, которые осенью 2010 привели к печальным результатам.
2010 запомниться как год с врачами, т.к. с августа 2010 они постоянно присутствуют в моей жизни и год с Жориком, который появился на свет 8 августа 2010 во время съемок. Я случайно стала свидетелем его рождения, а теперь не представляю себе жизни без него, не смотря на то, что многие считают, что он только усложняет ее. Но только Жорик был со мной, когдя я валялась и постели не могла заставить себя встать несколько дней подряд. История с Жорой примечательна своей печальной предисторией. Зимой 2010 за декорацией родились щенки и в рамках своего вечного желания спасти мир, я решила взять одного щенка. Я долго ждала подходящего момента, который появился только в июне и то случайно. Щенок совсем перестал есть и прятался от солнечных лучей. Мне его словили, чтобы я могла его покормить и так он оказался у меня дома. Я записала его к парикмахеру и врачу и первый же день оказалось, что он болен чумкой. Я понятия не имела, что это значит и не очень разбиралась в ветеринарных клиниках. Первые 3 дня мы ездили 3 раза в день на капильницы в государственную клинику и только на третий день один врач сказал мне, что у нех специальной вакцины от чумки, которая обычно спасает собак на ранней стадии заболевания, которая обычно имеется в частных клиниках. Я вернулась домой злая и отчаянная, ненавидящая государственную больничную систему как для людей, так и для животных. В 6 утра (а это то время, когда я вернулась из клиники после капельницы) я в панике позвонила в частную клинику. К частным заведениям у меня тоже не было доверия, потому что первый врач, к которому я обратилась был как раз из частной клиники, который явно очень хотел выгнать меня из клиники как можно скорее, понимая, что собака серьезно больна. Рыдая в трубку, я объясняла сонному врачу, что деньги не являются проблемой и очень важно спасти этого несчастного щенка. Следующую неделю я ночевала в клиники, потому мне разрешили оставить щенка у них, чтобы не отключать его от капельницы. Я приезжала после работы в три часа ночи и спала на столе возле клетки. В день моего отъезда в Варшаву в больницу к папе, за три часа до самолета мне позвонил врач и сказал, что щенок умер. Посте этого я решила никогда больше не пытататься завести собаку. Но Жора появился на свет в моем присутствии и у меня не было выбора. Но это все было уже летом, а зимой был развод.
14 января я была в Киеве. Я была уставшая и находилась с присутствии человека, с которым меня связывала симпатия и антипатия. Не понимая в какую сторону перевесит чаша весов моего внутреннего я, я находидась в ожидании. Зайдя случайно ночью на фэйсбук, мой муж поймал меня и начал писать в чате, что ему все надоело и он разводиться со мной. По моему лицу катились слезы и я четко понимала, что с человеком на против меня у меня ничего не будет – на столько ужасающе я себя чувствовала, рыдая в чужой квартире. Мне казалось, что я давно разлюбила мужа и готова идти своей дорогой и совершенно не понимала, откуда эта истерика. Успоившись под утро и сделав несколько неудачных попыток поговорить с мужем, выслушав, что признания в любви были нужны раньше, я провела 4 месяца в убеждении, что я свободна от уз брака. За эти долгие 4 месяца, я приучила себя к мысли, что стану матерью-одиночкой и серьезно размышляля над возможными отцами чада. Возможность появления другого постоянного мужчины в моей жизни не рассматривалась в принципе и считалась лишним элементом. Родителям я решила пока что ничего не говорить, дабы не нагнетать обстановку. Условия для развода было очень пристым: К. Приезжает в Х., чтобы посмотреть чем я занимаюсь и мы решаем каким образом можем быстро развестись. »

P’yanyi muzhchina let 40 krichit v bare o prodazhnosti i prostitutkakh, kotorye ego presledovali, potomu chto on im poobeschal 1000 dollarov. Ya p’yu jameson on the rocks i pytayus poschitat/doschitat vse vozmozhnye varianty. Priekhala incognito v Kh. Vizhus tolko s Sashei. Pogruzilas v mir tablichek excel. Zavtra vernus v privychnoe sostoyanie kievskoi ssylki. Opyat budet ochen odinoko. A muzhchina vsye setuet na prodazhnost sovremennogo obschestva. On padaet s kresla v bare gostinicy, no ne perestayet vozmuschatsya. Vidimo, nazhralsya dlya samosokhraneniya. Kak ya ego ponimayu. Vozmozhno, esli by on byl nemnogo trezvee, ya dazhe by skazala emu, chto prodazhnost menya tozhe razdrazhaet. No on tolko v sostoyanii brosit svoyu kurtku na moye kreslo i medlenno otpravitsya v poiskhakh tualeta, tak chto kakaie uzh tut razgovory o smysle zhizni.

Kogda otryvayus ot tablichek, pytayus chto-to pisat, chitat i planirovat. T.e. 10 min obychnoi zhizni. Za dva goda ya okonchatelno razuchilas planirovat svoyu zhizn. Ranshe ya ochen eto lyubila – planirovat, chtoby potom menyat plany. Seichas dazhe uzhe ne planiruyu. Go with the flow. A kuda nesyet menya moi ‘flow’ ne ochen ponyatno. Kakoe-to vremya tomu nazad ya nauchilas vosprinimat etu rabotu kak postoyannuyu. Ved ranshe kak bylo: idyesh na rabotu na zavod, k primeru, I ostayeshsya na 40 let. I ved ne dumaesh, chto pora pereekhat v drugoi gorod, naiti drugoi zavod, ili sovsem ne zavod. Rabotaesh sebe, medlenno polzyesh po kar’yernoi lestnice, ili ne polzyesh, i vsye predelno ponyatno. Tak i u menya. Rabota postoyannaya. Kak tolko ya nachala vosprinimat etu rabotu kak postoyannu, perestala dumat o konce, kotorogo zdes mnogie zhdut. Ya ne khochu, chtoby vsye zakonchilos, v moei golove eto zhe postpyannaya rabota. Dazhe legche stalo. Vremya ot vremeni kto-to predlagaet mne sleduschuyu rabotu, mol, ‘vsye zakonchitsya i poidyesh k nam/ko mne’. I vse pochemu-to uvereny, chto ya nepremenno pridu v polnyi vostorg i radostno podprygnu na stule. Navernoe, ot takikh predlozhenij ne otkazyvayutsya. Navernoe, nuzhno radovatsya perspektivam. A ya ne raduyus. Ya k nim otnoshus kholodno. Kak kapriznaya baryshnya, kotoruyu sovershenno ne vpechetlyaet perspiktiva steklaynnogo ofisa i francuzskogo manikyura. Eto ne cinizm, a ocherednaya popytka zaschititsya ot vzrosloi zhizni, stabilnosti i predskazuemosti. Ne znayu otkuda takoe soprotivlenie. Pri vsyem pri etom ya trudogolik i mogu rabotat absolyutno besplatno, esli delayu chto-to interesnoe (i mnogo raz uzhe tak delala). No kholod steklyannykh ofisov, strogikh kostyumov i nepoddelnogo pafosa menya ochen pugaet. Ne otrezayu, chto tam mozhet byt ochen interesno i u vsekh, kogo ya vstrechayu, goryat glaza, kogda oni govoryat o svoie rabote. A ya sizhu i dumayu, chto ya tak nikogda ne smogu rabotat.. i voobsche mne nuzhen divan i rozovaya pizhamka.  



Chuvstvuyu sebya v ssylke. Uekhala iz Kh. 6 sentyabrya. V kiev. Kiev stanovitsya vsye bolee znakomym i menee kholodnym. Okonchatelno ubedilas v tom, chto moye vospriyatie goroda zavist isklyuchitelno ot lyudei, s kotorymi provozhu vremya. Atmosferu vsye-taki dlya menya sozdayut lyudi, a ne arkhitektura, iskusstvo i drugie vizualnye elementy. Esche raz osoznala, naskolko ya socialnoe suschestvo, ne smotrya na vnutrennuyu asocialnost. Kiev vdrug pokazalsya solnechnym tolko posle vstrechi s O. Potomu chto on voschischalsya Kievom, a ya im. Srazu pokazalos, chto ne tak uzh i plokho v etom psevdo-pafosnom gorode s pretenziey na velikuyu stolicu. I solnce stalo svetit yarche i ulochki pokazalis simpatichnee. I prakticheski nichego na razrazhalo. V prodolzhenii otrkytij sebya, uznala, chto mne nuzhno rovno 3 dnya odinochestva, chtoby otdokhnut ot lyudei, obscheniya, vosstanovitsya i pochuvstvovat sebya odinokoi. Po istechenii 3 dnei nachala vyt ot odinochestva i plakat po nocham. Ochen nuzhen byl kto-to ryadom, s kem mozhno by bylo uyutnenko zasnut...ili...ne zasypat. Ryadom nikogo ne bylo, na rasstoyanii vytyanutoi ruki tozhe; byla tolko rabota i vechnye peregovory. Nedelya v Kieve dovela menya do sostoyaniya isteriki i v voskresen’ye ya doekhala do Borispolya. Doekhala do Varshavu. Legche ne stalo. Chuvstvo odinochestva ne otpuskalo. V pon. vernulis roditeli. Stalo teplo. No uzhe vo vtornik sovest nachala nevynosimo nyt. Prishlos vernutsya v Kiev. Rabotayu. Ne smotrya na obilie kulturnoi zhizni, ne hochetsya stalkivatsya s iskusstvom. Ponyala, chto u mneya ego dostatochno na rabote. Bolshe vpitat ne mogu. I ne khochu. Dazhe v kino ne khochu idti. Tolko chitayu. I nikakogo sovremennogo iskusstva. Dazhe sama udivilas. Obychno, posle Kh. ochen khochetsya v teatr, na vystavku i t.d. a seichas sovsem po-drugomu.

Kazhdyi den sobirayu chemodan, brosayu veschi v mashinu i nadeyus uekhat. Kazhduyu noch ischu kvartiru i zaselyayus. Kak-to neozhidanno dusha potrebovala byta. Ot posutochnykh kvartir, v kotorykh pakhnet sluchainym seksom i sigaretami, toshnit. Soskuchilas po svoei vannoi, shkafu i dazhe kukhne, v kotoruyu ne ochen-to i zakhozhu obychno. Zakhotelos byta. Tarelok, shtor, mylnicy. I chtoby vsye svoye. Vidimo, eto vremenno. Navernoe, soskuchilas po domu. Teper ostalos tolko opredelitsya s domom.

Khochetsya nezhnosti. Zapredelno banalno. Znakomlyus s kem-to. Nikto ne nravitsya. Vstrechayu uzhe znakomykh i ponimayu, chto nichego byt i ne mozhet. Chto vsye ne tak. I nikakikh emocyi. Ponimayu, chto moya nezhnost tolko dlya K. i D. K. otkryvayu dlya sebya po-novomu, po telefonu, cherez zapisi i fotografii, kotorye delaet. Po dobromu zaviduyu, chto ego golova polna idei i planov; chto est vremya na realizaciyu; chto ego mysli svetlye, a v golove net bardaka. Po krainei mere, mne tak kazhetsya. Zavidiyu ego otkrytosti i otsutstvii cinizma, kotorym polna ya v poslednee vremya.

D. nezhno lyublyu. Nevazhno, chto ne vidimsya; ne govorim po telefonu; ne stroim sovmestnykh planov; ne budem pod odnoi kryshei. Vazhno, chto butterflies in my tummy, kogda pishet; chto teplo i radostno; chto net ozhidanij; chto chestno, ne smontrya na vsyu poverkhnostnost; chto po-dobromu; chto ne obidet. S nim mogu byt soboi, to est rebyenkom i ne igrat vo vzrosluyu zhizn, kotoruyu seichas nenavizhu.    


Я гуляла по Москве и все время сворачивала в незнакомые мне улочки. Ловила себя на мысли, что широкие проспекты меня расстраивают, а узкие улочки манят. Ехать в шумную Москву, чтобы найти там курортную атмосферу довольно странно, а ехать в Москву в отпуск еще страннее. Мне было грустно одной. Мне хотелось молчать, но с кем-то, не с кем-то, а с кем-то конкретным. Поэтому я много бродила по городу, заходила во всевозможные ресторанчики, читала в кафе и очень много спала. Я нервно смотрела на телефон и все чего-то (кого-то) ждала. Я знакомилась с какими-то мужчинами – это оказалось очень легко и пила с ними кофе, я случайно встречала знакомых (тоже несложно – все в 2 барах) и пила с ними виски. Мне не верили, что я не из Москвы, но верили, что я – Маша.    

пора спать..

Все пытаются мне посоветовать. Потому что я всегда прошу советов. Мне всегда кажется, что кто-то, взглянув со стороны на ситуацию, поймет ее лучше чем я, даже если вся ситуация происходит исключительно в моей голове. Я, как существо крайне сомневающееся, не в состоянии принять решения. Иногда я его принимаю, не принимая его. Т.е. долго об этом не думаю и все происходит как бы само собой. Я не думаю о разводе и не бегу с документами в загс, а он – развод – как бы сам и происходит. Я вроде бы и решения не принимала, а решение само себя принимает. Конечно же меня это раздражает и я себя за это ругаю. Я просто боюсь. Потому что не знаю. Есть одна понятная для меня эмоциональная ситуация. У нее нет возможности развития, а я в ней застряла. И не могу сделать следующий шаг. Не могу с ней бороться, т.к. боюсь, что она меня покинет, тогда как она мне очень дорога. В каком-то другом параллельном мире происходит другая, также понятная для меня, ситуация. Но она тоже невозможна. Таким образом я застряла в двух невозможных ситуациях. А все возможные я просто отталкиваю. Джизас, утренний бред печальных сердечных историй.

2009 wrap up

Подводить итоги года поздно, но лучше поздно, чем никогда.


2009...ммм....


1. провела 350 дней, живя в одном городе, работая на одной работе (постоянство?)

2. 5 раз поменяла название своей должности.

3. научилась материться как сапожник.

4. научилась курить пачку в день.

5. прожила 6 месяцев без секса (действительно, от отсутствия секса еще никто не умерал..)

6. первый раз в жизни увидела как все начинается (декабрь. Пиздец как холодно. И очень трогательно. Даже расплакалась).

7. целовалась с прекрасной девушкой.

8. прилетела на рандеву с незнакомым мне человеком и неожиданно влюбилась.

9. научилась разбираться в технике.

10. привыкла к тому, что меня очень ласкового называют на работе.

11. научилась писать формальные письма на русском.

12. вышла из состояния несчастно влюбленной, в котором прибывала с июля 2008г.

13. первый раз провела выходные одна в незнакомой стране (понравилось!).

14. защитила кандидатскую.

15. первый раз попробовала всякую всячину.

16. поняла, что невозможного практически не бывает. А если что-то невозможно, нужно быстро перестать этого хотеть.

17. провела прекрасный выходные в любимом городе (NYC).

18. разлюбила и сильно влюбилась в мужа.   

19. первый раз побывала в ситуации «о-о! взломали квартиру!»

20. первый раз просидела в милиции 3 часа, закрытая со следователем (по ошибке. Потом извинялся и делал кофе).

21. побывала на бьеннале современного искусства в Стамбуле.

22. первый раз побывала в спа, где ничего не нужно делать и все о тебе заботятся.

23. первый раз заснула на полу под столом в каком-то офисе в шесть утра.

24. 9 раз перекрасила волосы.

25. носила парик.

26. не написала ни одной научной работы (после 9 лет различной писанины).

27. опаздывала на важные встречи на 2 часа.

28. пришла на работу в пижаме.

29. поцеловалась с мужчиной, которому около 70 лет.

30. деньги – стали отдельной темой в моей жизни.

31. первый раз у меня в телефоне 1050 контактов.

странности

5 или 6 сентября, уже не помню когда, случилось со мной так, что я, нарушив сильно развитый в себе принцип, сделала то, что делать не собиралась. И так пошло и поехало. И что с этим всем делать...совсем непонятно. Ясно только одно – я очень устала.  И никакого инстинкта самосохранения. А подводить никого не хочется. Пойду искать свою бодрость, которую я где-то потеряла...

.

Воды нет. Настроения нет. День получился крайне неудачным. И ко всему прочему г-жа С.-Г. на меня смертельно обиделась не понятно за что (вернее ей все очень понятно, а мне – совсем нет). Хочется бежать...долго, пока совсем не закончатся силы, так чтобы опомниться уже в каком-то другом городе...в днепропетровске или полтаве..или что там еще есть, я в картах ни черта не понимаю и не знаю, где нахожусь и куда мне близко, а куда далеко, ну так это и неважно, важен сам процесс временного побега, побега со всех сил и не оглядываясь, чтобы утром вернуться обратно, но уже в совершенно другом состоянии. Какая же я зануда, когда есть свободно-не-свободное время, прям не выносимая. Буд-то это совсем не я, а какая-то вредная мартышка, которая и сама не знает, чего хочет и все сопит и тихо, аккуратненько так, выплескивает свое недовольство. И никакой легкости. А так хочется, хочется, хочется и хочется сказать, что хочется как в детстве (стереотип ведь такой), но это не правда – совсем не хочется как в детстве, потому что в моем детстве родители неумело пытались развестись и долго ругались с кем дети останутся. Поэтому как в детстве не хочется. Хочется как иногда бывало в крыму, когда картошка на углях и вода ледяная в ручейке и кизил и алыча – не вкусные, но названия у них загадочные. И хочется как в познане, когда так остро любилось и все неуверенности были уже позади и можно было только наслаждаться друг другом и два дня в неделю в разных городах казались вечностью, когда завтрак в постели был неизбежностью и оливковое масло никогда не заканчивалось. И хочется как не так давно в ОСЮ, когда тридцать пар глаз следили за каждым движением, в которых уже была уверенность, настойчивость и самообладание. Или как во время мини-путешествия в какие-то деревушки, названия которых я совсем не помню. И там была одна такая домашняя и милая и длинное кафе, где ланч приносила симпатичная блонди, а мы ей врали, что хотим сюда переехать, купить домик и воспитывать детей. Она, наверное, и не верила, но нам казалось, что все верят, потому что, возможно, мы тоже на секунду в это поверили. А в машине можно было выставлять голые пятки из окна и ехать, не глядя на карту, потому что целью было само путешествие, а не какой-то конкретный городок. И хочется как во времена невинной, но пылкой юности, когда я рвалась в клуб с одной лишь целью – танцевать, танцевать, танцевать. Так остро хотелось танцевать, что ни на что другое не было времени – с кем-то знакомится, выпивать, флиртовать не представлялось возможным. Была только музыка и бит в каждой клеточке. И хочется как в городе вечных романтиков, неизбежного кича и приятно пахнущей плесени, когда без лишних объяснений, вопросов, ожиданий все было так, как будто бы так было и будет всегда – 24 часа прекрасной иллюзии. А здесь ночь, воды нет и день как-то совеем не удался...